(no subject)

...Погром случился году в двадцатом. Они пришли в их местечко из соседнего села. Ещё вчера хорошие соседи. Когда начался разбой, он выбежал на улицу и попробовал их остановить. Что-то кричал, пытался объяснить... Его зарубили шашкой. Почти сразу.
Это был её муж.
Через несколько лет она снова вышла замуж. Новый супруг уже был нееврей. Украинец. Добрый, работящий. Искренний партиец. Партия и отправила его в Крым организовывать колхозы. Когда появились немцы, он ушёл в партизаны. Погиб в одном из первых боёв.
Она осталась в городе. Добрая знакомая спрятала её у себя. Но надо было зарабатывать на пропитание. И она устроилась рыть траншеи. Как-то раз её увидела соседка. Узнала:
- Евгения Борисовна, это вы?
- Пожалуйста, не выдавай меня, - попросила она.
- Как вы только можете обо мне такое подумать, - ответила та.
В тот же вечер за ней пришли. Повесили её утром, на площади.
На груди - табличка с надписью: « Jude. Жена партизана.»
Всё.
Это была моя прабабка. Домашние звали её Ента, на работе - Евгения Борисовна. На этой чудом сохранившейся фотографии - она.
Когда я был маленьким, эту историю рассказала мне бабушка. После войны она поехала в Симферополь, чтобы узнать все подробности происшедшего. Ей указали на дом, где проживала  та, которая, видимо, выдала немцам её маму.
Бабушка постучалась в дверь. Зашла, поздоровалась. Больше ничего не сказала. Только внимательно посмотрела в глаза бывшей соседке.

Igors hiking в краю Сакартвело. Соратники, итоги.

Помимо упомянутых мероприятий, в нашем грузинском путешествии было ещё множество других не менее замечательных вещей – музеи и церкви, серные бани и винные погреба с дегустациями, а ещё- хачапури, хинкали, кубдари, чахохбили... а самое главное, мои замечательные друзья, соратники, сопоходники. Каждый – яркая личность. И о них нельзя не упомянуть в этом отчёте.


Collapse )