igors70 (igors70) wrote,
igors70
igors70

Categories:

недетский маршрут, или плюс тридцать на Мероне

 «И жажды славы утоленной,

И утонченной жизни благ

Совсем не нужно для бродяг,

Живущих на земле зеленой»  (А.Дольский)



30-ти километровый марш-бросок в 30-ти градусную жару по горе Мерон и окрестностям получился на редкость разнообразным. Были и многочисленные спуски и подъёмы (суммарный перепад высот около двух тыщ метров) с умопомрачительными видами на Цфат и Кинерет. И почти непроходимые буреломы. И средневековый посёлок со странными людьми в меховых шапках.  И горки с гладкими болдерами. И дрожащие от усталости колени на последних километрах похода. И счастье, что, наконец, дошёл до финиша…


А вот и наша тёплая компания. Восемь бродяг утомлённо сбились в кучку, а по бокам два улыбающихся Игоря с альпенштоками, словно пара весёлых вертухаев. Картина маслом! J


В этот раз решили обойтись без ночёвки. От Ашдода до Мерона порядка трёх часов езды. Для того, чтоб прибыть к месту встречи к полседьмого утра, пришлось вскочить с постели рано-рано утром (а точнее, ещё ночью). Маршрут круговой. Начинаем спускаться с вершины, от стоянки с неблагозвучным названием а-Писга по синей разметке в направлении друзского посёлка Бейт Джан.


Виды…Пока ещё вокруг зеленым-зелено. Летнее солнце всё спалит через месяц-другой.


Дупло. А если присмотреться, можно разглядеть лешего, распахнувшего рот в беззвучном крике.


Вдоль тропинки ограда с колючей проволокой. За ней аккуратно возделанные оливы.


За оградой симпатичное пугало. Интересно, пугаются ли его вороны?


Походя, осваиваем смежную профессию тракториста (или трактористки).


Переправляемся через довольно вонючий ручей. С камушка на камушек…


Небольшой отрезок маршрута топаем по асфальту на окраинной улице Бейт Джана.

В этом посёлке проживают исключительно футбольные фанаты. Почти на каждом доме флаги стран – участниц Мондиаля.


Синяя разметка меняется на зелёную.


Совсем скоро оказываемся в непролазных джунглях. Продираемся с трудом. Острый мачете тут весьма пригодился бы.


Говорят, здесь полным-полно кабанов, лис и шакалов. Нам четвероногие на маршруте не повстречались. Зато мириады бабочек, самых разных расцветок, повсюду сновали между нами.


Рассказывают, однажды раненая в крыло птичка присела на ветку дерева. Дерево заботилось о птичке, вылечило её и влюбилось без памяти. Вскоре выздоровевшая птичка собралась улетать обратно домой.
- Останься, - умоляло дерево.
- Нет, - отвечала птичка, - ты лети со мной.
Дерево понимало, что корни не дадут ей взлететь. Но любовь к птичке настолько ослепило его, что оно напрягло все свои силы и всё ж попыталось оторваться от земли. Увы, бесполезно. Когда оно лишь покраснело от напрасных усилий, а птичка уже была высоко в небе, дерево воскликнуло:
- Какая бы любовь не была, она не стоит таких непомерных жертв!
На этом и закончилась вся любовь. Как отрезало!
А красное дерево с тех пор так и называется: катлав – cut love.


Тут их много, влюблённых деревьев, целые рощи.


А затем мы решили сделать небольшой (километров на шесть) крюк и свернули на размеченную чёрным цветом Тропу Пионов (Швиль Адмониёт).


Никаких пионов мы тут не обнаружили (может, не сезон). Зато тропа привела нас на холм Гилель и далее на холм Кфир. А с холмов открылись потрясающие, головокружительные виды на долины Галилеи.


Спуск – подъём. Снова спуск – и снова подъём. А мы опять на развилке. Направо пойдёшь - коня потеряешь, налево…
В нашем случае иначе. Налево, по зелёной разметке – короткий переход, и через четыре километра мы у машин. Да, и тропа далее знакомая, когда-то хоженая, трёхцветный  Швиль Исраель.
Направо, по синей разметке – крутой спуск и длинный подъём, не менее десяти километров, непонятки и приключения. А позади уже 20 км, и ножки бо-бо. Короткое совещание в верхах.
В итоге половина группы свернула влево к машинам, а остальным, ненормальным вроде меня, показалось мало, и мы...
J


Неожиданно для себя мы обнаружили очень симпатичный каньон, переполненный болдерами, подчас довольно крупными.


Кое-где было настолько круто и скользко, что приходилось осторожно спускаться на пятой точке. Иначе никак.


И снова посёлок. Но здесь уже обитают не друзы, а евреи. Причём ортодоксальные. Ультра-ортодоксальные. В меховых шапках и белых чулках. Поселок Мерон известен могилами знаменитых праведников. Таких, как рабби Шимон. А в этой пещере лежит рабби Тарфон, мудрец Мишны третьего поколения.


Некоторые настолько стремятся приобщиться к святости этого места, что готовы жить на улице и ночевать в палатке.


Выйдя из поселка, мы вновь оказались в лесу.


Нас ожидал последний этап сегодняшнего похода – длиннющий подъём на гору Мерон. И домой. До следующего маршрута…

Tags: Верхняя и Западная Галилея, горы, лес
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments